Секция 1. Изменения в детстве и детях и новые термины в современной науке

Как изменения в детстве и детях фиксируются современной наукой и какие термины им можно предложить?


Майорова-Щеглова Светлана Николаевна,

доктор социологических наук, профессор, профессор Московского государственного психолого-педагогического университета

Эдалтизм

Статья, написана при поддержке гранта РФФИ проекта № 16-06-00792-ОГН\18 «Детство в социогуманитарной перспективе: тезаурус»

Эдалтизм – дискриминация детей по причине недостижения ими определенного возраста, «малолетства». Применение этого термина впервые зафиксировано в психологической литературе французского ученого Паттерсона Дю Буа в 1929 году, этот автор первоначально предложил употреблять его в расширительном значении - «влияние взрослых на детей». Зарубежные авторы полагают, что в обществе имеет место притеснение детей и молодежи со стороны взрослых, основанное на позиции, что взрослые лучше юных и поэтому могут действовать по отношению к молодому поколению без согласия последних. Сегодня под дискриминацией в данном случае понимается действие, при котором с ребенком обращаются несправедливо в силу его принадлежности к данной возрастной социальной группе, как правило эти действия производятся в форме исключения или отторжения в прямом или косвенном виде. Косвенная форма – обида, которая наносится старшим по возрасту (родителем, родственником, учителем, прохожим, старшим другом, родственником), при этом акцент делается именно на эмоциональном аспекте восприятия такой обиды – «Мал еще рассуждать! Что ты можешь понимать в этом, от горшка два вершка?». Исследованиями возрастной дискриминации активно занимаются образовательные и правозащитные организации мира и Европы. Среди крупных социогуманитарных исследований – об осведомленности и несогласии с дискриминацией по возрасту среди подростков Англии ;о последствиях эдалтизма М. Мэйлз, А.Жиру; о свободе волеизъявления, солидарности между поколениями в русле «Психологии освобождения», возникшей в Латинской Америке и др.[Либель, 147] Отдельные стороны обозначенного явлении предлагается фиксировать через термины, которым мы даем авторские интерпретации: эдалтоцентризм - adult-centrism- в ядре развития общества находятся только интересы нынешнего взрослого поколения; привилегии взрослых - adult privilege – преференции, льготы и возможности, которые имеют люди только взрослого возраста; взрослократия – adultarchy – общественное устройство, при котором все решения, даже в отношении детей и молодежи, принимаются только с учетом мнения взрослых. Ученые выделяют институциональный, интернализованный (социализационный) и культурный эдалтизм. Довольно эти формы дискриминации оказываются противоречиво взаимосвязаны. С одной стороны власть принимает важное решение поддержки детства, но, с другой стороны, оно не подкрепляется необходимыми нововведениями и ведет к возникновению и закреплению иной формы эдалтизма. Так ребенок-дошкольник во многих регионах страны имеет право бесплатного проезда в общественном транспорте, однако, например, в Москве осуществить это свое право он может только через принижающее его достоинство действие (как сообщили в одном из наших исследований дети «пролезаем под турникетом как собачки»). Культурный эдалтизм может быть продемонстрирован на случае дискриминации детей при самостоятельной попытке воспользоваться вызовом экстренной службы (например, именно культурной, приобретенной в процессе жизненного опыта установкой объяснила фельдшер скорой помощи отказ в принятии сигнала от девочки-подростка при трагедии-гибели детей в 2016 году в «Парк-отеле Сямозеро»). Комитет ООН рекомендует регулярно проверять официальные ограничения, вводимые государством, на предмет их соответствия защитной функции и правомерности. Основные два предлагаемых правила установления границ: более высокие возрастные рамки должны устанавливаться для защиты и развития детей (это касается прежде всего уголовного законодательства), и, наоборот, настоятельно требуют снижения границы применения права на участие в социальной и политической жизни. Явные виды дискриминации в настоящий период дополняются выделением еще одной формы: неучет детей как социальной группы при принятии политических решений и это имеет негативные последствия для будущего детства. Противоречиво выглядят утверждения радикальных защитников прав детей относительно случаев, когда действия взрослых по предотвращению нежелательного поведения детей также относятся к форме возрастной дискриминации. Полагаем, что рамках научных обоснований следует четко разграничить собственно меры по обеспечению безопасности ребенка (например, маркировка информационной продукции, введение «комендантского часа» на пребывание на улице без родителей и др.) и прямое наказание за несоблюдение этих норм поведения. Случаи, если этому жесткому наказанию подвергается ребенок, можно относить, на наш взгляд, к дискриминации. Еще один крайне нуждающийся в междисциплинарном рассмотрении юристов-правоведов, психологов и социологов вопрос о степени, глубине вовлечения детей в семейную медиацию при разводе родителей, экономических и этических внутрисемейных конфликтах, когда одновременно с получением прав ребенок становится в определенной степени ответственен за решение суда и будущее семьи. По нашему мнению, в данном случае разумные границы публичного заслушивания детей должны быть четко обоснованы не только возрастом, но и правом (а не обязанностью) ребенка участвовать или не участвовать в таких событиях, и такие ситуации не могут интерпретироваться обществом как дискриминация детей. 

Список литературы

Защита личности от дискриминации по признаку возраста. Сборник документов. Составитель Васильева Т. М.: Новая юстиция, 2010. 192 с. 

Либель М. Эдалтизм и дискриминация детей по возрастному признаку // Защита детей от дискриминации. Междисциплинарное учебное пособие. CREAN. Под редакцией Д. Кутсар, Х.Уорминг. Перевод с англ. Амелина М.Г., редактор перевода Заботкина В.И. Tartu: University Press of Estonia, 2014. С. 127-153 URL: https://resourcecentre.savethechildren.net/sites/d... (дата обращения: 22.01.2017) 

Образовательная программа повышения квалификации уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации. Учебное пособие (научный редактор А. П. Логунов) Москва: Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка, Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ), Российский государственный гуманитарный университет, 2011. 

Смелзер Н. Социология. – М.: Феникс, 1994. - 688 с. Глава «Возраст и неравенство». Щеглова С.Н. Социология прав детей в России: новый век, новые проблемы, новые перспективы. М.: Социум, 2001. 84 с.


Майорова-Щеглова Светлана Николаевна,

доктор социологических наук, профессор, профессор Московского государственного психолого-педагогического университета

Гламуризация детства

Статья, написана при поддержке грант РФФИ проекта № 16-06-00792-ОГН\18 «Детство в социогуманитарной перспективе: тезаурус»

Гламуризация детства – особое отношение к ребенку как к маркеру успешной, красочной, исключительно позитивной жизни семьи, а к детству как специфическому исключительно положительному, приятному, беспроблемному периоду жизни. Гламуризация детства становится паттерном родительского демонстративного поведения последних двух десятилетий. Родители своими действиями «обрабатывают» сегменты повседневности детства с помощью специальных технологий. В качестве таких технологий, как мы полагаем, могут применяться три основные: 

  • технологизация и романтизация обыденной жизни, быта, повседневности ухода и заботы о детях; 
  • переструктурирования детского пространства;
  • создание специальных событий детской жизни. 

Все три технологии дополняются использованием особых медиаинструментов приукрашивания, создания симулякров детства. 

Часть молодых российских родителей, руководствуясь первой из выделенных нами выше технологий, стремятся к новизне, яркости, хотят физически облегчить выполнение трудоемких родительских задач (ухода, гигиены, купания, укладывания на сон, обучения навыкам ходьбы и пр.), исключить или хотя бы частично убрать из своей повседневности непозитивные, неприятные виды деятельности и в результате получать от родительства лишь положительные эмоции. Неприятное занятие смена грязных памперсов превращается в результате гламуризации в своего рода художественное занятие: выбора (различный дизайн, запах и цвета для мальчиков и девочек), ритуала (мягкость не только для малыша, но и для взрослого, последовательности движений и пр.). 

Детское пространство переструктурируется и, например, вместо подручных домашних средств для экспериментов и игр, детям «подкидываются» конструкторские блоки. Для слежением за здоровьем и безопасностью детей рядом с детьми теперь не взрослые или дети постарше, а радионяни, видеоняни и часы с GPS. Сложности и трудности воспитания (адаптация к школе, проблемы подросткового возраста) рекомендуется решать с помощью медикализации детства. Фотосессии, конкурсы, телешоу и т.п. демонстрируют внешние проявления значимости ребенка. Школьника и подростка сегодня принято презентовать не только внешним видом (чаще всего одеждой, гаджетами, спортивными приспособлениями), но и хвалиться его достижениями в учебе, развитии, спорте и творчестве, при этом родители напрямую чувствуют симбиоз, воспринимают это как свои личные успехи. Рынок товаров и услуг оперативно реагирует на эту тенденцию и дает возможность родителям создавать эту «новую среду обитания» демонстрировать свою любовь через экономические траты (а не временные, эмоциональные) на различные модернизационные, технические и иные новшества. Третьей технологией является конструирование дополнительных событий детской жизни, которые дают возможность ее гламуризировать. Убедительной иллюстрацией этой технологии служит развитие организованной услуги event –индустрии, которая служит для создания детского праздника как атрибута потребления. 

Средством реализации трех предыдущих выступает презентация жизни специальными медиаинструментами. для создания симулякров детства являются Стесненные в средствах родители выбирают четвертую технологию как самостоятельное средство и концентрируются в основном на демонстративном типе поведения, организуя специальные блоги от имени своих детей, фотосессии детей, но тратят свое время, ресурсы не столько на организации реальной трансформации пространства, сколько – на обязательной их фиксации и презентации, как правило через социальные сети. На наш взгляд, конструкт «гламуризации детства» в обществе потребления будет напрямую соединяться с другими конструктами «ответственного родительства», «интенсивного материнства» и подобными.

«Гламуризация детства» как новое явление имеет свои последствия в трех направлениях: приводит к целенаправленным родительским материальным и моральным инвестициям в ранее предшкольное и дополнительное образование, в применение информационных и технических новшеств практически «с пеленок», в стимулирование самостоятельной потребительской самосоциализации подростков, и старшие подростки уже самостоятельно воспроизводят паттерн гламуризации своего жизненного мира.

Возможным глобальным последствием процесса гламуризации детства будет является в будущем символическое потребление детства на уровне общественного сознания. 

Список литературы

Бесчасная А.А. Урбанистическое детство: социологический анализ. СПб.:Астерион, 2016. С. 125-126

Майорова-Щеглова С.Н. Гламуризация детства как новый паттерн городского детства// Детство XXI века в социогуманитарной перспективе: новые теории, явления и понятия: коллективная монография. / науч. ред. С.Н.Майорова-Щеглова –М.: РОС, 2017. С. 157-168

Яковлева Е.Л. Мир детства и его трансформации манипулятивными тезнологиями идеологии гламура. // Вестник Тамбовского университета. Серия: Общественные науки. Выпуск № 1 (5) . 2016. C. 27-33 [Электронный ресурс] / URL: http://cyberleninka.ru/article/n/mir-detstva-i-ego... (дата обращения: 14.08.2018).


Малаканова Ольга Александровна,

кандидат социологических наук, доцент, доцент Самарского национального исследовательского университета им. ак. С.П. Королева

Исчезновение детства Н. Постмана: современное прочтение

Малаканова О А Исчезновение детства Н Постмана современное прочтение



Губанова Александра Юрьевна,

кандидат социологических наук, научный сотрудник Российской государственной детской библиотеки

Информационно-коммуникационные технологии в жизни российских детей

Статья, написана при поддержке гранта РФФИ проекта № 16-06-00792-ОГН\18 «Детство в социогуманитарной перспективе: тезаурус»

Современное детство представляет собой сложный, многоаспектный, неоднозначный социокультурный феномен, который приобрел наибольшее значение в условиях урбанизации, постиндустриализации и информатизации общества [Детство XXI века в социогуманитарной перспективе, 2017]. На детей оказывает влияние совокупность целого ряда факторов: кризис семейных ценностей, малоэффективная социальная семейная политика, процессы информатизации и виртуализации, формирование потребительских моделей поведения, индустрии детства и т.п. [Гуркина, Колосова, 2013: 150].

В 2018 г. в образовательную, профессиональную сферы входят представители нового поколения Z, которые отличаются, по мнению многих исследователей, доминированием иного формата используемых социализационных ресурсов в детском возрасте, в том числе связанного с территориальными ресурсами [Детство XXI века в социогуманитарной перспективе, 2017: 58-77].

На основе материалов I этапа сетевого исследования «Событийность детства поколения Z» (N=490; метод онлайн анкетирование) представим значение информационно-коммуникационных технологий в жизни российских детей.

Исследования последних лет показывают, что аудитория Интернета постоянно молодеет: наблюдается тенденция к снижению возраста вхождения в Интернет и в мире, и в России [Солдатова, 2015: 79]. И несомненно, что освоение детьми технологий ведется активнее чем их официальными «проводниками» в мир информатики [Майорова-Щеглова, 2006].

Исследование, проведённое в конце 2016 г. компаниями «Google» и «Ipsos» показал, что 65% россиян используют интернет ежедневно, тогда как, если речь идет о молодом поколении, эта цифра вырастает до 98%, четверть респондентов в возрасте от 13 до 24 лет проверяют информацию в социальных сетях каждые 30 минут [Новое поколение интернет-пользователей, 2016].

С целью выяснения и фиксации данных характерных особенностей нами были выделены и проанализированы ответы на вопросы о использовании/неиспользовании в детстве информационных технологий представителями поколения Z.

Условно вопросы могут быть разделены на две категории: «компьютерные», относящиеся к деятельности, практикам, связанным непосредственно с компьютером, и «интернет-практики», предполагающие непосредственное использование Интернета. Так, респондентам предлагалось указать возраст, в котором у них появились собственный телефон и/или компьютер, возраст, в котором они впервые играли на компьютере в игры, начали искать информацию на компьютере, смотреть мультфильмы, фильмы, видеоролики. Ко второму блоку относились вопросы о появлении собственных гаджетов, позволяющих выходить в Интернет (планшет, смартфон, букридер и т.п.), создании собственного аккаунте в Сети, а также вопрос об опыте участия в тестированиях, экзаменах, олимпиадах или каких-либо других испытаниях, проводящихся по Интернету.

Результаты показали, что большинство респондентов получили свой телефон в возрасте 7 и 8 лет. Компьютеры у большинства появились в возрасте 10-12 лет, причем, важно отметить, что в городах-миллионниках позже (в 12 лет), чем в больших и небольших городах (в 10 лет). Соответственно, поиск нужной информации на компьютере начинали в более раннем возрасте респонденты, в детстве проживавшие в больших и небольших городах – в 10 лет, чем в городах-миллионниках – в возрасте 12 лет.

Согласно результатам опроса, молодые люди играть в компьютерные игры начинали рано – в возрасте 3-4 лет, однако большинство указало возраст 10-12 лет. В этом же возрасте большинство респондентов начали смотреть мультики, фильмы, ролики на компьютере.

Планшет в личном пользовании появился у респондентов из городов-миллионников раньше, чем у других – в 12 лет. Важно отметить, что девочкам гаджеты покупались раньше, чем мальчикам – 11% девушек указали, что первый планшет появился у них в 10 лет, тогда как в этом же возрасте он появился у 9,6% юношей. У 11,2% опрошенных не было планшета или другого собственного гаджета в детстве.

Появление собственного аккаунта в сети Интернет, будь то создание электронной почты, регистрация на форуме или в социальных сетях – важный этап в освоении современного информационного пространства. Предварительные результаты показали, что освоение Интернета детьми начиналось в миллионниках и больших городах раньше, чем у других их сверстников – в 12 лет у большинства респондентов появились аккаунты в Сети.

Прохождение испытания по Интернету активно используется в рамках современного использования интернет-контента в образовательных целях [Губанова, 2017]. Опрошенные молодые люди активно пользуются возможностью участия в дистанционных тестированиях, экзаменах, олимпиадах – лишь десятая часть указала, что никогда не проходила подобных испытаний. Девочки чуть более активны в освоении образовательных интернет-технологий, чем мальчики – самый ранний возраст прохождения испытания по Интернету среди них – 6 лет, среди мальчиков – 7. Интересно, что респонденты, проживавшие в детстве в небольших городах и сельской местности начали принимать участие в испытаниях по Интернету раньше других – в 14 лет.

Подводя итоги I этапа сетевого исследования «Событийность детства поколения Z» можно сказать, что представители молодого поколения, входящие во взрослую, сознательную жизни в последние годы, активно осваивали современную технику и Интернет в детстве и, если сельские жители и уступали горожанам в освоении отдельных компьютерных и интернет-практик, в настоящее время они быстро сокращают разрыв и адаптируются к современным условиям жизни, неотъемлемой частью которой является использование всего диапазона компьютерных и информационных технологий в своей жизнедеятельности.

Список литературы

Детство XXI века в социогуманитарной перспективе: новые теории, явления и понятия: коллективная монография / научн. ред. С. Н. Майорова-Щеглова – М.: РОС, 2017. – 203 с.1 CD ROM.

Гуркина О. А., Колосова Е. А. К вопросу об актуальности изучения детства в социологии // Вестник РГГУ. Серия: Философия. Социология. Искусствоведение. – 2013. – № 2 (103). – С. 149-157.

Солдатова Г. Новые образовательные и воспитательные технологии. Использование цифровых устройств детьми дошкольного возраста / Г. Солдатова, В. Шляпников // Нижегородское образование. — 2015. — № 3. — С. 78-85.

Майорова-Щеглова С. Н. Особенности адаптации школьных учителей к ценностям информатизации // Социологические исследования. – 2006. – № 8. – С. 115-121.

Новое поколение интернет-пользователей: исследование привычек и поведения российской молодежи онлайн [Электронный ресурс]. – URL: https://www.thinkwithgoogle.com/intl/ru-ru/insights-trends/user-insights/novoe-pokolenie-internet-polzovatelei-issledovanie-privychek-i-povedeniia-rossiiskoi-molodezhi-onlain/. Дата обращения: 24.11.2017.

Губанова А. Ю. Медиаконтент для детей как элемент образовательного процесса // Медиаобразование. – 2017. – № 2. – С. 152-169.


Колосова Елена Андреевна, 

кандидат социологических наук, заведующий отделом социологии, психологии и педагогики детского чтения Российской государственной детской библиотеки, доцент Российского государственного гуманитарного университета

Майорова-Щеглова Светлана Николаевна,

доктор социологических наук, профессор

Новая периодизация детства

Статья, написана при поддержке гранта РФФИ проекта № 16-06-00792-ОГН\18 «Детство в социогуманитарной перспективе: тезаурус»

Периодизация, как социальная конструкция имеет прикладное значение для изучения возрастной структуры населения - показывает численность лиц определенных возрастов в составе населения. Сравнение данных по определенным возрастам имеет исключительно важное значение для понимания тенденций развития общества. Обычная, стандартная периодизация нужна для прогнозирования потребностей в товарах и услугах, в развитии сети детских и учебных заведений, при определении прогнозов численности трудоспособного населения, трудовых ресурсов и т. п.

До настоящего времени и научное сообщество пользуется этой стандартной периодизацией, предложенной педиатрией и педагогикой (младенцы, раннее детство, дошкольное, школьное и т.д.). В современных условиях мы предлагаем новые основания для новой периодизации детства; исходя из инновационных процессов и выявленных фактов жизни ребенка. В первом случае эта периодизация должна быть основана на учете статуса и мнения детей как членов общества.

Общество имеет разные представления о внутренних и внешних границах детства (мы называем внутренними – основанные на детских представлениях, а внешними – на мнении взрослых). В современном мире мы фиксируем рассогласования в обозначении его границ. Например, А.А. Бесчасная обнаружила факт «завершения детства» между 16 и 17 годами в сельских регионах России и «продления детства» в представлении родителей в крупных городах до 21 года [Бесчасная, 2016]. По данным С.Ю.Митрофановой, дети различают собственно окончание детства и наступление взрослости. Сегодня все чаще первая дата совпадает с периодом начала активной «виртуальной жизни», а взрослость – приблизительно 20 лет и выбор профессии, вождение автомобиля и пр. [Митрофанова, 2018].

«Новая» периодизация целесообразна и в прикладном значении, она аргументирует процедуры доступа к респондентам-детям при исследованиях и ограничение/применение отдельных методов в зависимости от возраста ребенка. Так, мы считаем единственными возможными методами в изучении детей до 6-летнего возраста наблюдение, социографические методики, игру-интервью. С 6-летнего возраста это интервью и анкетирования, фокус-группы. До 10-ти лет следует получить разрешение родителей, что крайне проблематично из-за закрытости семьи. Детей с 10 до 14 лет нужно заинтересовать темой исследования и/или необычностью формы его проведения и просить их самих убедить своих родителей согласиться на участие в них. Полагаем, что после 14-летнего возраста подростки могут самостоятельно принимать решение об участии в исследовании, и здесь возникает возможность проведения онлайн-опросов и экспериментов.

Выявленные нами факты также говорят о необходимости условного деления детской жизни на периоды исходя из степени/уровня освоения электронных гаджетов, уровней общения в виртуальном пространстве и пр.

В зависимости от влияния различных социально-психологических и социально-педагогических механизмов потребительской социализации обозначим периоды детства в соответствии с уровнем накопленного потребительского опыта и расширением потребительского репертуара, степенью независимости ребенка в принятии решения о покупке, объемом карманных денег [Колосова, 2017].

От 0 до 6 лет дети - драйверы потребительского поведения семейного потребления, влияющие на принятие решения о приоритетах покупок, несмотря на отсутствие собственных доходов. Чаще всего выбор ребенка происходит под влиянием рекламы.

От 7 до 10 лет начинающие потребители - имеют, как правило, незначительные карманные деньги, которые тратят по своему решению на мелкие покупки, поощряемые старшими членами семьи и направляемые рекламой.

От 11 до 15 лет активные потребители, осуществляющие самостоятельные покупки, благодаря стабильным карманным деньгам (в том числе заработанным своим трудом). Покупки совершаются преимущественно для повседневной жизни, умеют оказывать сопротивление навязыванию рекламы. Потребительское поведение в сфере услуг (например, досуга, питания) полностью выведено из сферы влияния семьи.

16-17-летние - опытные потребители, принимающие решение о покупке абсолютно самостоятельно, предварительно проанализировав большое количество источников информации.

Таким образом, группа дети-потребители внутри имеет 3 возрастных периода, а собственно детство в аспекте потребления завершается к 16-ти годам. 

Список литературы

Бесчасная А.А. (б) Урбанистическое детство: социологический анализ. СПб.: Астерион, 2016. С. 125-126.

Колосова Е.А. Потребительская социализация детей: подходы и практики // Детство XXI века в социогуманитарной перспективе: новые теории, явления и понятия. Научная монография. отв. ред. С.Н.Майорова-Щеглова. М.: Изд-во, 2017. С. 139-156. 1 CD ROM

Митрофанова С.Ю. Маркеры «взрослости» и события детства // Географии детства: междисциплинарный синтез исследовательских подходов и практик : материалы междунар. Молодежной научной школы-конф., Владивосток, 29-31 мая 2018 г. / отв. ред. А.Г. Филипова. – СПб.: Астерион, 2018. – С. 159-162.